Тибидохс. Фальшивые зеркала

Объявление


Добро пожаловать на ролевую "Фальшивые зеркала",
посвященную сериям книг "Таня Гроттер" и "Мефодий Буслаев"


ДЛЯ ГОСТЕЙ
✔ С момента окончания Таней Тибидохса прошло 9 лет и 8 лет после первого появления Мефодия в Резиденции мрака. На дворе 2012 год
✔ Если после регистрации пароль вам не пришел - пишите в гостевую, мы поможем.
Для рекламы: Ник - Реклама, пароль - 12345.
✔ Временно введено ограничение для магов до 20 лет: никаких некромагов, магов вуду и домашнего обучения.

Проводится конкурс на лучший пост сезона, а так же голосование за лучшего игрока июня.



Акция №1 | Акция №2
Персонажи в графе "Разыскиваются" приравниваются к акционным и принимаются по пробному посту



ТОП - жмем каждый день
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Яндекс.Метрика
Разыскиваются:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тибидохс. Фальшивые зеркала » Игровой архив » Комната Медузии


Комната Медузии

Сообщений 41 страница 60 из 66

41

Максим пожал плечами.
- Если честно, я не спец в телепортации. И не знаю, потяну ли обоих... Вы хотите, чтобы я же их встретил, да? Что ж! Вполне возможно.
Воронов ещё раз прихлебнул из чашки.
- Это возможно, но быть может забирать их буду не я один?

0

42

Меди поставила на стол пустую чашку. Она не сомневалась в том, что Максим может и двоих сразу телепортировать, но подобные эксперименты она все предпочла бы проводить с Бессмертником и Графином, нежели со столь необходимыми сейчас наследниками.
- Максим, я ничуть не сомневаюсь в твоих телепортационных умениях, но риск в данном случае не оправдан. Так что Кристину и Кирилла заберу я, а ты займешься всеми остальными. Думаю, это вполне стоящий вариант. А сейчас, если у тебя больше нет вопросов, будь добр, займись комнатами для наших наследников. Доставишь их сперва в магпункт. Уж психологическая помощь им точно понадобится
Волшебница вполне могла одновременно телепортировать не то что двоих, а целую драконбольную команду вместе с драконом. Что же касается внешности – она просто наложит на себя личину Максима

0

43

Максим кивнул.
- Что ж! Не буду откладывать!
Воронов отложил недопитую чашку кофе и торопливо вышел...
>>>> приготовив комнаты наследника, на встречу к Оксане...

0

44

Проводив взглядом Максима, Меди вновь принялась наблюдать за наследниками. По началу все было спокойно. Оксана по дороге на встречу в Максимом встретила стражницу Мрака, но такое часто бывает в жизни. К тому же Селина – так представилась темная – явно не догадывалась, кто перед ней. Сергей довольно удачно добрался до Ставрополя, остановился в гостинице. Но вот предчувствие чего-то нехорошего, мучившее волшебницу с самого утра, никак не желало отступать. И вскоре выяснилось почему. Посидев немного в гостинице, Чернышов решил посмотреть город. Как только юноша сел в такси, интуиция доцента Горгоновой начала не то что звонить в колокол, а просто бить в набат! Сперва она не могла понять почему – все вроде бы шло хорошо. Но внезапно такси свернуло куда-то не туда и остановившись где-то далеко за городом на опушке леса, выкинуло пассажира и уехало. Но и это было не все. Как только наследник остался на поляне один, из леса появился огромный огненный пес с явно божественным происхождением и весьма недружелюбными намерениями. Диалога между Сергеем и Семарглом преподавательница уже не слышала, так как отбросив в стороны шар уже неслась за Ареем…

>>> Лестница Атлантов

0

45

Начало игры
Телепортировав сразу к комнате Медузии Зевсовны Горгоновой, Бессмертник вытащил из пиджака специально заготовленную бутылку хорошего армянского коньяка. В коньяк хитрый Кощеев добавил чуток приворотного зелья. Разумеется, это не был товар из Лысой горы. Используя свои связи, он нанял одного очень хорошего алхимика. В обмен на лабораторию, для проведения своих "бЭзумно Хениальных" опытов, алхимик создал просто великолепное приворотное зелье. Разбавив им коньяк, стоило Меди выпить хоть одну мааааааленькую рюмочку, и она сразу влюбится в Бессмертника. И, в отличие от других подобных зелий, эта любовь будет наиболее близко похожей на настоящую, так сказать "идентичную натуральной". Притом о самом зелье Меди бы ни за что не догадалась, если бы, конечно, этого не сказал сам Бессмертник.
Подойдя к двери, и немного склонившись над ней своей блестящей черепушкой, с обаятельнейшей улыбкой аля Джеймс Бонд Бессмертник мягко постучал в дверь и елейным голосом произнёс:
- Дорогая, пришло твоё счастье! Открой же счастью двери, распахни настежь окна, чтобы оно смогло войти в твою благочестивую обитель.
Говоря заученную фразу, Кощеев допустил ошибку в слове "обитель", назвав её "омбителью"... Прождав примерно минут десять, и через каждую минуту стуча в дверь, главе Магщества надоело ждать, и он ушёл, отправившись "в путешествие" по Тибидохсу. Бессмертник шёл, поглядывая постоянно то в одну сторону, то в другую. Он пытался "найти" что-то интересное, выгодное, ну, и, разумеется, встретить Медузию. Бутылку с коньяком он спрятал под пиджак...
>>>>>>>>> Куда-то там

+1

46

>>>  Кабинет академика Черноморова

Голова продолжала кружиться практически не переставая. Хорошо, что она попросила Максима проводить ее – сама бы она вряд ли дошла. Если изначально слабость была весьма ощутима, но ее еще можно было побороть, то сейчас силы совершенно покидали волшебницу и она практически валилась с ног. Удивительно, что ей вообще удалось преодолеть весь тот немалый путь от кабинета директора до собственной комнаты из одной башни в другую на собственных ногах. Однако перенапрягаться в таком состоянии тоже было нельзя – это сразу же сказалось. Если пока она была в кабинете, кровь из порезов на запястьях лишь пропитала бинты, то сейчас кровотечение усилилось и перевязка уже была абсолютно мокрой – хоть выжимай. Алая жидкость стекала по ладоням, впитывалась в края рукавов, капала на подол и на пол. Даже Воронов теперь был перемазан ее кровью. Последнюю сотню метров Меди вообще преодолела с огромным трудом. Перед глазами все плыло и она была на грани обморока. Оказавшись внутри, женщина опустилась в одно из кресел. На белоснежной обивке сразу же стали расплываться алые капли, а на песочном ковре осталась красная дорожка. Малоприятное зрелище, но сейчас ей было все равно. Нужно было позаботиться о том, чтобы кровотечение хоть немного ослабло – она итак потеряла ее слишком много во время ритуала. Пару минут Медузия просто полулежала в кресле закрыв глаза и не произнося ни слова – набираясь сил. Немного оклемавшись, она приподняла веки и обратилась к юноше:
- В нижнем правом ящике стола бинт. Принеси пожалуйста – стоило позвать Ягге, чтобы та сама сделала перевязку, но старушка вновь начнет отчитывать Горогонову как маленькую несмышленую девчонку. Лучше все сделать самой. Да… Перед глазами в очередной раз все поплыло и погрузилось во тьму – волшебница потеряла сознание.

0

47

<<<<<<< Кабинет академика Черноморова
Воронов даже не стремился смотреть на себя - он и так вкушал неприятное чувство, словно недавно попал под дождь, и теперь капли скатывались с него, оставляя на полу лужи. Существовала, правда, небольшая поправка - никакой ливень не шёл, а отвратительное ощущение возникало от алой жидкости, капавшей с Меди на него.
Кровь стекала по руке и, дабы избавиться от противной щекотки, то и дело, всё ещё поддерживая волшебницу, вытирал её о лацкан рубашки и сморщился, когда понял, что и вся рубашка измазана в крови.
"Чудесная была рубашка, самая любимая", - с грустью подумал парень и помог магессе опуститься в кресло.
Пришла идея приняться трястись, словно кот, лишь бы исчезла кровь. С отвращением глядя на алые подтёки на себе и на Медузии, Максим едва удержался от претворения мысли в жизнь.
- В нижнем правом ящике стола бинт. Принеси пожалуйста, - услышал юноша голос Меди.
Её слова сильно разозлили Воронова. Значит, вот как она ему благодарна за всё хорошее, своему любимому ученику, который заботится о ней, каждодневно переживает, во всём помогает! Даже обычное спасибо не могла сказать!
"Конечно, она сейчас в таком состоянии, что ни о каких благодарностях не задумываешься, но, с другой стороны, совсем недавно она ещё корпела над рабочими документами и хотя бы тогда могла меня чем-то вознаградить за беспокойство! Я, значит, помогаю ей, веду просто офигительно с ней, а она так со мной... словно я мальчик на побегушках, можно меня использовать, как ей вздумается", - думал парень.
Раньше он никогда не размышлял об этом, но сейчас в душе поселилось какое-то странное чувство, злость на всех и вся. Максу вдруг пришла в голову мысль, что каждый считает, что он сам кому-то там что-то должен, что он не отдельная личность, а так - лишь очередная шестерёнка в общей системе. Слегка раскрутившийся болтик в большой машине.
Ярость настолько переполнила бедолагу, что он крикнул Меди:
- Ну, конечно, пожалуйста! Максик то, Максик это, ему может каждый приказывать! Когда кому-то плохо, все начинают просить его о помощи и не думают, что ему, может, в сотню раз хуже! Не, ну конечно, я-то кто такой, я ничего не могу чувствовать, это вы все остальные такие важные, такие пафосные, такие...
Воронов осёкся. Стыда он не испытал, но определённое смущение имело место быть. Какая ей, находившейся в полуобморочном состоянии, разница-то? Она всё равно ничего сказать не сможет.
- Прости... я... сейчас, - растерянно уронил парень и помчался за бинтами.
Перевернув весь ящик и едва не разломав его, он нашёл то, что искал и подбежал к Меди. Дрожащими руками снял повязки...
Странно-то как - такие мелкие порезы на руках волшебницы и столько крови. Здесь явно постаралась какая-то магия, а, значит, без Ягге не обойтись.
Кое-как перевязав женщину, Максим поднялся с пола и, не терпя никаких возражений, сказал:
- Как бы вы ни хотели меня остановить, я за Ягге. Жизнь дороже всего остального.
Воронов умчался и через какое-то время ворвался, держа старушку хозяйку магпункта за руку. Потом спохватился, убрал пятерню и поспешно отодвинулся от обоих в угол.

+2

48

Сознание вновь вернулось к волшебнице. Казалось, слабость, овладевшая ее телом, теперь царила в нем повсеместно. Ей веки-то удалось с трудом открыть, не то что руку поднять. До ушей донеслась возмущенная реплика Максима:
- … Максик то, Максик это, ему может каждый приказывать! Когда кому-то плохо, все начинают просить его о помощи и не думают, что ему, может, в сотню раз хуже! Не, ну конечно, я-то кто такой, я ничего не могу чувствовать, это вы все остальные такие важные, такие пафосные, такие... – Меди вновь закрыла глаза. Да кем возомнил себя этот мальчишка, что смеет с ней так разговаривать? Имеет ли он вообще представление, через что ей пришлось пройти, прежде чем она стала такой «важной и пафосной». Горгоновой захотелось ответить спесивому ученику, но сил не было. И к счастью. Она могла вспылить не по делу. Гнев схлынул так же резко, как и накатил. Ведь он прав. С возрастом становишься излишне эгоистичной. А ведь никто никому ничего не должен и ничем не обязан. Как часто она забывает об этом простом «спасибо»? неужели с годами сердце черствеет, а светлые и добрые частички души забиваются куда-то так глубоко, что потом их днем с огнем не сыщешь?
- Прости... я... сейчас – услышала Медузия. Хотела бы она сейчас ответить, но не могла. Физически не могла. Эти простые на первый взгляд  рассуждения на тему банальной вежливости натолкнули ее на более глубокие мысли. «А на сколько мы светлые? Маститые Белые маги, которых принято считать великими и которые на все взирают в высоты недюжинного жизненного опыта и нескончаемо долгих лет? В чем измеряется количество света в душе? Применяемой магией? Да, я использует белые заклинания, но это лишь привычка. Черная магия для меня не пустой звук – ею я владею так же отлично – по статусу положено. Да и академик тоже… А происшествие с Миром Теней и Когтем Анубиса это лишь подтверждают. Тогда что? Доброта и отзывчивость? Бред. Мы вынужденно циничны, потому что те самые добренькие, милосердные или просто легкомысленные просто не выжили. Тогда в чем разница между светлыми и темными для магов? Со стражами все ясно: отдал эйдос – раб Мрака, рожден в Эдеме – служи свету. Да и то здесь все писано вилами по воде. Сколько предателей было среди ратников Света и сколько легионеров Тартара творили добро. Как увидеть эту грань и не оступиться? Что удерживает нас от падения в эту бездонную пропасть под названием Тьма?»
Пока волшебница размышляла на эту бесконечную тему, Воронов успел найти бинты и принялся менять повязки на ее руках. Периодически она почти теряла сознание и балансировала на грани между бодрствованием и полуобморочным состоянием. Отреагировать на заявление о Ягге Медузия не успела – Максим уже исчез из комнаты. Сперва ей хотелось взорваться и выпалить, что никакие знахарки ей сейчас не нужны, но логично помыслив, пришла к выводу – без помощи старой лекарки ей не обойтись. Сколько прошло времени, Горгонова не знала, но вот явились и Ягге, и магспирант. Женщина устало открыла глаза и осмотрела присутствующих. Старушка пару минут молчала, а потом принялась отчитывать замечтителя директора:
- А я тебе говорила – отлежаться надо! Нет, ты ж у нас самая умная! Лучше всех все знаешь! Так, а ты, малой, заткни уши – рявкнула знахарка на Максима. Однако не смотря на непрекращающиеся вычитывания, она взялась за бинты и, смочив их в одном из принесенных снадобий, принялась умело затягивать запястья Медузии – Ишь ты, за работу сразу. Будто без тебя никто ничего делать-то не будет. Что б сегодня с постели не вставала. И завтра дальше комнаты ни шагу – под конец напутственно заявила Ягге и одарила Воронова цепким, колким взглядом – Присмотри за ней, коли не трудно – хмыкнула она и удалилась.
Горгонова и рада бы возразить на все это безобразия, особенно с учетом того, что отчитывали ее как малую девочку, да еще и при магспиранте, но спорить с гневно настроенной знахаркой было себе дороже. Поэтому волшебница лишь закатила глаза и постаралась пропустить все сказанное мимо ушей. От сделанной Ягге перевязки стало значительно легче, хотя сил и не прибавилось, зато они перестали утекать как вода сквозь пальцы. Как только старушка скрылась, Меди обратилась к юноше.
- Спасибо, что помог дойти и… Если хочешь, можешь идти, я не буду тебя задерживать.

0

49

Максим хмуро наблюдал издали за перевязкой, стоя у двери. Ворох мыслей в голове не давал уследить за разговором Ягге и преподавательницы нежитеведения, хотя, скорее всего, никакого диалога не было, при нынешнем состоянии волшебницы, и старушка ругала её как нерадивую ученицу. Когда ушла хозяйка магпункта (Воронов успел всё-таки сказать ей "Спасибо" до удаления из комнаты), дышать стало как-то легче, и часть напряжения спала. И всё было хорошо ровно до того момента, пока магесса не подала голос:
- Спасибо, что помог дойти и… Если хочешь, можешь идти, я не буду тебя задерживать.
Максим раздражённо ударил по стене, потом, подбежав, склонился над женщиной.
- Уйти? Просто так? И ты даже...
Макс сглотнул и, боясь сказать что-то лишнее, отошёл от дивана и повернулся к двери. Тело юноши дрожало от ярости, но он взял себя в руки. Это уже никуда не годилось.
- Если ты так хочешь, то я уйду, хотя оставлять тебя... Но каждый имеет право выбора. Может быть, я только лишь мешаюсь и...
Парень не стал договаривать, спокойно подошёл к двери, дрожащей рукой схватился за ручку и повернул. Дверь скрипнула, с охотой выпуская гостя из комнаты. Маг всё ещё стоял, не двигаясь с места, не решив, что делать. Растерянно попытался обернуться, но не выдержал напряжения и вышел. Захлопнул дверь за собой. Одежда всё ещё была грязная от крови, потому следовало бы её сменить.
Придя в свою комнату, Воронов быстро бросил покрытую красными пятнами рубашку, а потом брюки и тут же хотел поискать себе в качестве замены подходящую майку и штаны, но не сдвинулся с места. Вместо этого он поднял одежду и посмотрел на места, окроплённые кровью. Найдя на столе подходящий сосуд, парень принялся судорожно собирать капли туда, пока тот не наполнился на половину. Затем обнаружил шесть тёмных свечей, расставил их на столе так, чтобы они образовали круг, и зажёг.
После всех этих действий парень полез за книгой по тёмным ритуалам и, отыскав нужный, вырвал страницу с ним. Держа в одной руки листик, а другой капая кровью Меди на каждую свечу, парень проговаривал древнее и очень хорошее заклинание. Ранее Максим никогда не пользовался этой книгой, поскольку соблазнять девиц получалось без помощью магии, но Медузия оказалась особым упрямым кадром.
"Она мне все нервы вымотала и продолжает упрямиться. Говорит со мной, словно я для неё ничто не значу, будто я для неё никто. И я не делаю ничего плохого - лишь хочу, чтобы она, наконец, убрала эту маску безразличия с лица", - думал, говоря волшебные слова, Воронов.
Вскоре ритуал был завершён, Максим поспешил сжечь страницу и убрать книгу, уничтожить мензурку и вообще все доказательства того, что он пытался кого-то приворожить. Наконец, юноша ухмыльнулся.
- Ну, теперь-то ты точно будешь моей.
Через какое-то время Максим вновь вернулся к Меди, уже переодетый в новую футболку и рваные джинсы. В руке он держал несколько скатертей самобранок - волшебница не кушала с утра, так что подкрепиться ей не мешало бы.
- Я вернулся, как ты видишь, - улыбнулся Воронов, ставя скатерти на стол и взяв приготовленный куриный суп с одной. - Знаешь, я не могу так просто тебя оставить. Я принёс тебя поесть, тебе нужно набраться сил, пусть кровотечения больше нет. А так как ты, скорее всего, откажешься от еды или попытаешься как-то избавиться от неё, то кормить тебя буду я. Приподнимись, пожалуйста.
Когда он говорил о том, что не может просто так оставить женщину тут, он не лукавил. Как бы Воронов ни сердился, как бы и что ей ни говорил, но нельзя отнять и того, что парень по-настоящему боялся за любимую преподавательницу. И тут ещё можно было бы поспорить, чего в нём больше - переживаний за Меди или злости на неё. К тому же, нужно было проследить за тем, как будет исполняться приворот. Он не мгновенный и даже опасный, так что лучше всего видеть перевоплощение холодной особы в горячую штучку. Во всяком случае, в описании ритуала гарантировалась, что женщину нельзя будет узнать - из фригидной женщины сделает влюблённую кошку, которая так и будет бродить под окнами, пока вы её не впустите к себе и не приласкаете.

+1

50

Нейтральные вроде бы слова Меди вызвали совершенно непредсказуемую реакцию Максима. Она-то заботилась о нем: зачем юноше сидеть с ней, больной и фактически беспомощной, когда у него самого, наверняка, полно других дел. Да и переодеться ему стоило, не ходить же перемазанному кровью. Но Воронов внезапно вспыхнул и перевернул все с ног на голову, почти обвиняя волшебницу в неблагодарности. Горгонова не могла не отметить, что в последнее время ее ученик стал излишне вспыльчивым и раздражительным. Даже брошенная ею между делом фраза могла взбесить парня. Со своей стороны она не видела весомых причин для подобной реакции. Да, она стала несколько строже с ним, но ведь у Максима уже через полгода выпускные экзамены, да и его преподавание… Возможно, все это стало результатом перенапряжения и магспиранту просто нужен отдых, а она еще хочет повесить на него отвароварение полностью. Или же у него проблемы в личной жизни. Скорее всего. В молодости особо остро реагируешь на подобные вещи. Да, она никогда не замечала за ним каких-то привязанностей и в глубине души даже корила его за подобное обращение с девушками, это был его выбор. Она лишь могла корректировать поведение ученика с моральной точки зрения. Неужто у него появилось серьезное увлечении? Невольно вспомнились разговоры тогда в усадьбе.
Женщина закрыла глаза. Максим, кажется, говорил еще что-то, но она не слушала. Он обижается на нее? Что ж, позже он все поймет, он умный мальчик. Громких хлопок двери оповестил об уходе Воронова, но Меди даже глаз не открыла. Сейчас ей было хуже, чем даже утром. Не смотря на остановившееся вроде бы кровотечение силы продолжали покидать ее. Нужен был сон. Крепки, пусть не самый здоровый, но сон. Однако он все не приходил. Да, на несколько минут волшебница проваливалась в беспамятство, но вскоре просыпалась. Лежать на диване было неудобно, стоило перебраться в кровать. Но не в таком же виде: измазанной кровью? Разлепив словно свинцовые веки, Горгонова осторожно села и осмотрелась. Дорогой персидский ковер, некогда подаренный ей лично одним шахом, покрывали засохшие бурые пятна. Но это потом. Домовые смогут отчистить, если ей сил не хватит. Медленно встав и ухватившись руками за стол, дабы не упасть, женщина застыла на пару минут. Ноги были как ватные и не желали слушаться. Да, утром было значительно лучше. На то, чтобы черепашьими шагами добраться до ванной, ушло минут двадцать. Там Медузия скинула с себя всю одежду, просто оставив ее валяться на полу, и смыла таки с себя кровь, стараясь не замочить бинтов. Наскоро обтеревшись полотенцем, она натянула на себя ночную сорочку и доковыляла до кровати, сперва просто рухнув на нее. Лишь через несколько минут женщина нашла в себе силы залезть под одеяло. Устало закрыв глаза, она попыталась заснуть, но вновь безуспешно. Морфей словно издевался над ней, не давая желанного отдыха и забытья.
В какой-то момент она услышала, как вновь хлопнула дверь, на это раз почти неслышно. А несколько секунд спустя в спальне появился Воронов. Она даже забыла закрыть за ним дверь… Хотя не до того было. Его предложение поесть заставило ее улыбнуться, правд вяло.
- Спасибо за беспокойство, Максим. И ты прав, я откажусь. Не обижайся, но я пока действительно не хочу есть. Да и мне кусок в горло не полезет. Я бы хотела пока просто отдохнуть – она несколько рассредоточено посмотрела на парня, потом прикрыла глаза. Сейчас он наверняка обидится, посчитав, что она игнорирует и не ценит его заботу о ней. Но не смотря на голод ей действительно было не до еды. Вновь разлепив веки, Меди добавила – Хотя если у тебя найдется чашечка горячего сладкого чая, я не откажусь – добавила волшебница. «Это хотя бы поможет заснуть»

0

51

Медузия, обнаруженная лежащей на своей кровати в спальне, вызывала острое чувство жалости. Злость, схватившая Максима за горло, имела кратковременный характер, он успел уже успокоиться и смотрел сейчас на волшебницу с бесконечным сочувствием. Правда, почти тут же сообразил, что жалость может лишь расстроить, а то и разгневать преподавательницу, потому быстро опустил взгляд и стал предельно внимательно рассматривать рисунки на полу.
Потом перевёл взгляд на часы - прошло, как оказалось, чуть больше двух с половиной часов с момента ухода Воронова.
"А я ведь сам ничего не ел", - сглотнул парень, продолжая держать в руках тарелку с супом. Правда, голода он не испытывал.
- Спасибо за беспокойство, Максим. И ты прав, я откажусь. Не обижайся, но я пока действительно не хочу есть. Да и мне кусок в горло не полезет. Я бы хотела пока просто отдохнуть. Хотя если у тебя найдется чашечка горячего сладкого чая, я не откажусь, - подала усталый голос женщина.
Сначала юный маг хотел возразить и сказать, что так издеваться над собственным организмом нельзя, но подумал, что это бы прозвучало чересчур... настойчиво. Достаёт её, словно курица-наседка. Забота, конечно, нужна, но во всём важна мера.
- Да, конечно, - кивнул Воронов, ставя суп на стол. - Но если всё-таки передумаешь - сразу говори.
Подавая Меди чашку чая, он, будто невзначай, коснулся своими пальцами её запястья и вначале даже не хотел их убирать, но потом, поняв, что магессе будет лишь неудобно наслаждаться напитком, смиренно положил руки на колени.
- Прости, что я тогда тебе наговорил, ещё раз прости. Честно не хотел, вырвалось, - с усмешкой вымолвил парень. - Нервы, нервы, сам давно не расслаблялся, слегка на взводе.

0

52

К счастью Максим внял ее словам и настаивать на полноценном ужине не стал, послушно предоставив чашку запрошенного чая. Нагретый горячим напитком фарфор приятно грел руку, лишь слегка их обжигая.
- Спасибо – поблагодарила волшебница, вдыхая терпкий аромат черного индийского чая. Она полуприкрыла глаза, отстраненно смотря куда-то сквозь сидящего напротив юношу.
- Прости, что я тогда тебе наговорил, ещё раз прости. Честно не хотел, вырвалось. Нервы, нервы, сам давно не расслаблялся, слегка на взводе – произнес Воронов, заставив Медузию на время отвлечься от попыток опустошишь голову от всяких мыслей.
- Ничего, с кем не бывает – уголки ее губ слегка приподнялись – Ты еще молод и горяч, да и отдых действительно требуется всем и вся. Вот, как видишь, и мои ресурсы оказались не безграничны… - она хотела добавить «А ведь я куда старше, опытнее и сильнее тебя», но сочла это лишним. Горгонова сделала пару маленьких глотков и почувствовала, как приятное тепло разливается по всему телу. Пила она нарочито медленно, так как измотанный организм даже такой скудный паек воспринимал с неохотой и вполне мог взбунтоваться. Наконец чашка опустела и женщина протянула ее обратно Максиму – Спасибо.
После этого Меди закрыла глаза и попыталась заснуть. Ей было все равно, останется ли ученик здесь или уйдет. Хотелось просто отдохнуть наконец. Сон пришел с неохотой и был беспокойным. Волшебница изредка шептала то-то неразборчивое и нечленораздельное. Она часто просыпалась и вновь проваливалась в бездну беспамятства. Сновидений не было, лишь серая мгла и тихие, неясные голоса иногда. Запястья, до этого почти не беспокоившие, теперь стали ныть, а пальцы словно немели от тугой перевязки. Лишь ближе к утру стало легче. Женщина перестала просыпаться каждые десять-пятнадцать минут и бормотать, дыхание выровнялось, внутри наступил покой и умиротворение.
Первый лучик солнца скользнул по лицу Медузии и она с неохотой открыла глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям. В теле по-прежнему сохранялась слабость, но больше не было прежнего чувства немыслимой усталости и какой-то разбитости. Порезы на руках перестали беспокоить и лишь немного покалывали. В целом улучшения были на лицо. Горгонова окинула взглядом комнату, озаренную рассветными лучами, и заметила Максима, дремлющего прямо в кресле. Значит, он так и не ушел и провел здесь всю ночь. Ну надо же… волшебница осторожно выбралась из-под одеяла и тихонько прошла к окну.
Утро было просто прекрасным. В лучах восходящего солнца снег искрился и казался золотым, а на окнах горели морозные узоры. Море, которое здесь никогда не замерзало, мерно выбрасывало на берег свои волны, наращивая тонкий слой льда на песке и гальке.

0

53

На счастье Макса за те слова, брошенные под вспышкой гнева, Медузия простила его и даже поняла. Хоть одной проблемой меньше.
От вида на преподавательницу сильно щемило сердце, от жалости. Воронов даже подумал, а не стоит ли на время оставить её и дать спокойно отдохнуть, но тут же отбросил эту идею. Хотя бы потому, что следовало проконтролировать, как будет действовать приворот. Учитывая уровень Меди, он мог вовсе не сработать, но всё-таки и Макс был не хреном с Лысой горы и что-то да умел хорошо. Точно подействует, но нужно подождать.
Когда волшебница, допившая чашку с чаем, подавала её юноше, он как-то странно коснулся её руки, но потом тут же убрал, словно ошпарился, и всё-таки поставил напиток на стол. Меди же решила прикорнуть и закрыла глаза. Маг поспешно пересел за кресло, чтобы не тревожить её сон. Он и сам чувствовал необыкновенную тяжесть; его рука, лежащая на ручке стула, слегка дрожала. Наблюдая за мерно сопящей женщиной, Воронов рисковал заснуть сразу, но та вдруг принялась бормотать что-то, мычать. Это немного разбудило зельевара, и он наблюдал за больной ещё несколько часов, пол ночи, пока сам не задремал...
Очнулся он от странного шума; кто-то расхаживал по комнате. Рывком поднявшись, юноша не обнаружил неведомого противника, зато нашёл Медузию, стоящую возле окна. Глаза, ещё слегка слипшиеся, смотрели словно сквозь неё. Парень потряс головой, чтобы окончательно проснуться, сбросить неотпустивший сон.
Чуть придя в себя, Максим на цыпочках прошествовал к волшебнице и, едва осознавая что делает, слегка приобнял её за талию.
- С добрым утром, - бодрым голосом отрапортовал он и, не удержавшись, хихикнул.

Отредактировано Максим (29-07-2011 12:51:52)

0

54

Меди спокойно любовалась восходящим солнцем и игрой его лучей на заснеженном побережье острова, как вдруг почувствовала чьи-то руки у себя на талии, а довольный голос произнес прямо над самым ухом:
- С добрым утром
Волшебница вздрогнула от неожиданности и резко обернулась. Конечно же, это был Максим - об этом она догадалась сразу, только рефлексы оказались быстрее мыслей. Юноша стоял так непозволительно близко, что Горгонова инстинктивно попятилась и, уперевшись бедрами в подоконник, невольно села на него.
- Доброе - пробормотала она - Только больше так не делай, инфаркт же случиться может.
Женщина осторожно освободилась от столь неожиданных объятий и внимательно посмотрела на ученика. По-хорошему после подобного поступка его вообще следовало бы выставить за дверь, толкуя случившееся как угодно, но Медузия не стала этого делать. И даже от мысли спросить, что, собственно, его на это сподвигло, удержалась, объясняя себе происходящее лишь излишним беспокойством магспиранта.
- Ты что, всю ночь здесь провел? - с некоторой толикой удивления спросила зам директора. Волшебница думала, что Воронов покинет ее комнату, когда она заснет, но нет. С другой стороны подобная забота была ей даже приятна. Со всеми этими событиями она настолько замоталась, что ей явно требовалась чья-то помощь и поддержка, не столько в делах (тут помочь могли единицы и охотно это делали), а просто побыть рядом, давая возможность ощутить себя просто женщиной, где-то слабой и ранимой, а не ломовой лошадью. И пусть Медузия даже себе в этом не хотела признаваться, но это было именно так.

0

55

Реакция Меди, явно не ожидавшей, что кто-нибудь ухватит её за талию, была весьма предсказуемой - она вздрогнула, обернулась, а через некоторое время освободилась от объятий юноши. Уже то, что волшебница не стала кричать, устраивать скандалы, было хорошо. Неужели приворот начал действовать? Но внеземной любовью пока и близко не пахнет.
- Доброе, - сказала женщина. - Только больше так не делай, инфаркт же случиться может.
- Я думал, ты уже поняла, что я проснулся, - бесстыдно соврал Воронов, невинно глядя на магессу. Маг заметил, что она так испугалась, что попятилась и села на подоконник. Тот же, словно не замечая этого, подобрался так близко, что, наверное, мог чувствовать биение её сердца. - Как самочувствие? Спала ты плохо... - покачал головой заботливый.
- Ты что, всю ночь здесь провел? - поинтересовалась немного удивлённо Медузия.
Максим кивнул. Чего-то странного он в этом не видел. Не бросать же преподавательницу в таком состоянии - ещё чего случится ночью. Сейчас она слаба как никогда.

0

56

Она не могла найти слов. К голове было как-то пусто, будто кто-то пробежался по всем ее мыслям с пылесосом и тряпочкой и начисто их стер, заботливо не оставив даже соринки. Было ли это результатом усталости или же просто спросонья магиана еще не до конца пришла в себя, а может и то, и другое – трудно было сказать. В любом случае реакция ее была пока вялой и заторможенной. Ответный кивок Максима несколько удивил Медузию – она и впрямь не рассчитывала, что юноша останется здесь на всю ночь. Обычно роль сиделок, когда ей было совсем дурно, выполняли Ягге или Сарданапал, да еще Зуби. От ученика подобного поведения волшебница не ожидала.
От окна веяло холодом и женщина невольно обняла себя руками за плечи – стоило сразу халат накинуть, чтобы сейчас за ним не идти… Только теперь Меди осознала, что Воронов стоял гораздо ближе, чем сперва. Этот факт несколько озадачил ее. Но все еще сонное состояние и полнейший сквозняк в голове, лишь едва начавший разбавляться первыми здравыми мыслями, не давали перейти к каким-либо активным действиям.
- Ты наверное устал за ночь… - неуверенно начала магесса, но слова слетали с ее губ с такой неохотой, словно их что-то удерживало.

0

57

>>>>>>> Тайное логово Арея
Тибюидохс потряс Арея. Мечник не был здесь какие-нибудь полгода, за который роскошный прежде дворец успел превратиться в жалкие развалины! Только теперь Арей понял Локи, мечтавшего взять Тиб собственными силами. О чём он там говорил, Арей? О богах, умеющих воевать?  Зачем? Достаточно удара одного-двух богов с минимальными способностями – и на Тибидохсе  можно поставить крест!
Ужас обуял Арея. Внезапно страж осознал, что надежды не осталось, даже вмешайся стражи света и мрака в великое побоище и, кажется, впервые пожалел о том, что невежливо выставил Локи за дверь, не выслушав до конца его любезное предложение . Следовало проявить выдержку и терпение, дать Локи высказаться, и затем… Затем вполне можно было согласиться… Или сделать вид, что согласился. Он отправился бы в Тиб, и здесь, на месте, посоветовался бы с Медузией. Увы! Задним умом мы все сильны. Прошлого не воротишь…
Мимо него пробежала стайка девчонок – беззаботных, не осознающих до конца той опасности, с которой им вскоре придётся столкнуться. Арей скрипнул зубами. Первое, что он сделает после того, как  отправит гонцов с просьбой о помощи к Свету и Мраку – вышлет отсюда всех учеников. И даже магспирантов – за исключением мужчин, могущих держать оружие и готовых, в случае неудачного исхода, к любым испытаниям…
Ступени вверх, ступени вниз… Медленно, но верно, Арей приближался к комнате Медузии. Мечник ещё не знал, как преподавательница его встретит. Накричит, обольёт холодным презрением? Ему всё равно. Главное – сохранить Тибидохс как последний  сильнейший оплот магии. Остальное уже не имеет значения. Пусть злится, пусть дуется, пусть кричит… Лишь бы спасти Тиб!
Вот и знакомая дверь.  Арей остановился – будто бы перевести дух.  Хотя, зачем врать самому себе? Страж, не знающий усталости, никогда не остановится  отдышаться. Он боялся. Пора взглянуть правде в глаза.
Минута или две понадобилось ему, чтобы взять себя в руки. Арей глубоко вздохнул – и постучал.

0

58

Медузия, было видно, ещё пребывала в полусонном состоянии. Видимо поэтому она не отодвинулась сразу, когда Максим приблизился к ней столь сильно. А, может, женщина всё поняла, но ей просто не хотелось отходить от него. Будь Воронов более осторожен, он бы, наверное, ушёл сейчас. Да-да, просто исчез, поскольку надоедать дольше Меди не захотел бы. В голове даже какое-то время присутствовала такая мысль, но она показалась магу слишком трусливой, и он сразу отмёл её.
- Ты наверное устал за ночь… - чересчур неуверенно произнесла колдунья.
- Как ни странно нет, - тихо произнёс Максим. - Я полон сил и ни чуточки не чувствую усталости. Даже странно немного. Ты так и не ответила на мой вопрос о самочувствии. Впрочем, если не хочешь, можешь не отвечать, - поспешно добавил он.
Меди сейчас выглядела такой усталой, что магу даже подумалось отчего-то, что на самом деле она не спала, а притворялась, что спит, думая, что ученик после этого уйдёт. Впрочем, это было слишком глупо.
Максим сделал ещё один небольшой шажок вперёд. Оперевшись руками на стену, так, что теперь, чтобы уйти, Меди потребовалось отодвинуть их, юноша, едва отдавая отчёта себе, коснулся её губ. Наверное, попытайся сейчас женщина отодвинуться, отпихнуть его, парень бы попросту не дал ей сделать этого, пусть это и было бы слишком грубо и грозило ухудшением их отношений. Ну кому не нравится ощущать власть хотя бы над одним человеком? А Максиму только и хотелось контролировать кого-то, стать незаменимым для кого-то, пусть для этого и потребовалось впустить в ход какие-нибудь грязные штуки, вроде того заклинания приворота.
Но Воронов не успел и насладиться мгновением, когда в дверь постучали.

+1

59

Меди продолжала сидеть на подоконнике, не предпринимая каких-либо действий. Казалось, что даже излишняя близость Максима, который уже откровенно нарушал ее личное пространство, волшебницу не волновала. Она просто пыталась отогнать от себя сон и привести мысли в порядок.
- Как ни странно нет. Я полон сил и ни чуточки не чувствую усталости. Даже странно немного. Ты так и не ответила на мой вопрос о самочувствии. Впрочем, если не хочешь, можешь не отвечать – произнес юноша. Горгонова сдержанно улыбнулась.
- Это хорошо… А я… Нормально. По крайней мере значительно лучше, чем вчера. Думаю, пара настоек Ягге и я буду в полном порядке – она действительно чувствовала себя разительно лучше по сравнению с первым днем после ритуала. Волшебница даже не заметила того момента, когда Воронов преодолел последний крошечный шаг, разделявший их. В следующий миг она ощутила его жаркое дыхание совсем рядом со своим лицом, а затем его губы на своих. Это просто ошарашило ее. Секунда – и ее ладони упираются в грудь парня, пытаясь оттолкнуть его. Неизвестно, чем бы все это закончилось, но неожиданно в дверь постучали и этот стук отвлек юношу. Со странной смесью удивления, раздражения и непонимания Медузия посмотрела на своего ученика.
- Максим! Ты с ума сошел! – воскликнула она. Случившееся не укладывалось у магессы в голове. В какой момент она упустила ситуацию и позволила развиваться ей в подобном ключе? Когда закрыла глаза на то, что их отношения перестают жить в рамках учитель-ученик? Она не винила магспиранта, только себя – не уследила, не досмотрела, упустила… Однако где-то в глубине души она злилась на него за подобную дерзость. Стук в дверь пришелся как раз кстати. Отодвинув Максима в сторону, волшебница встала, более не говоря ни слова. Накинув тонкий шелковый халатик, лежавший рядом с кроватью, магиана направилась к двери. Подойдя к ней, Меди неуверенно распахнула ее и в первые секунды даже остолбенела от удивления – перед ней стояла Арей. Вот уж сюрприз так сюрприз. Сегодня что, день неожиданностей?! Причем, не самых приятных.
- Вы? – не скрывая своего удивления, холодно спросила волшебница, слегка вскидывая вверх одну бровь – Чем обязана подобному визиту? – все тем же тоном, от которого веяло зимними морозами, поинтересовалась Горгонова. Одновременно с этим она посильнее завернулась в шелковый халатик, хотя против гуляющих по учительской башне сквозняков он был бессилен – это хорошо хоть в комнатах удалось восстановить достаточное отопление. Меди уже давно перестала думать о том, что произошло между ними в усадьбе полгода назад, лишь на душе остался неприятный осадок. Не было ни ненависти, ни желания отомстить или чего-то подобного. Остались лишь раздражение и нериязнь. Она пыталась придумать причину, которая привела барона в Тибидохс, да еще и прямо в ее покои, и объяснение нашлось только одно – Что-то с наследниками? – с вполне уловимым беспокойством в голосе спросила она, но пока не торопилась пускать стража в свою комнату.

0

60

Дверь открылась не сразу. За ней то и дело раздавалось какое-то шипение, охи, вздохи, ахи… Арей был слишком взвинчен, чтобы просвечивать  дверь комнаты Медузии. В какой-то момент ему послышался мужской голос.  И  явно не академика Черноморова. Тот шлялся Кводнон знает где, оставив разлюбезную Медузию без присмотра… Болван!  Мечник только раздражённо повёл плечами. В конце  концов, взрослая женщина.  Имеет право встречаться с кем угодно…
Наконец дверь распахнулась. Медузия появилась на пороге в таком виде… Да не думай подозревать Арей её раньше, он сделал бы это сейчас. Интересно, кто этот мужчинка, перед которым директриса осмелилась щеголять в подобном неглиже?
«Наследники? Какие Наследники?» – озадаченно подумал Арей, услышав взволнованный вопрос Медузии.В первый момент ему поблажилось, что речь идёт о каких-то его, пока неведомых, наследниках… Да откуда им взяться-то?  Наконец до нервного мечника дошло, о ком говорит Медузия – и он вздохнул с облегчением.
- О Наследниках? – ответил он как-то чересчур рассеянно. Будто речь шла о любимой подушечке для булавок, потерянной его пра-пра-прабабушкой  за семь ссеков до царствования царя Гороха.-Дела вам сейчас думать о Наследниках, когда над Тибом нависла страшная опасность!
Путаясь, запинаясь и порой глотая слова, чего барон, вроде бы, никогда  за собой не замечал, он поведал Медузии о  недавней беседе с Локи. Закончил же фразу оптимистично:
Нужно немедленно написать послания в Эдем и в Тартар с просьбой выслать  помощь!
Несмотря на то, что в голосе его звучал  оптимизм, мысли Арея были далеко не радужного свойства. Попросить-то помощь можно, да придёт ли она? Мрак опять погрязнет в бюрократических проволочках: обсуждение закона через Совет бонз мрака,  недостаточность финансирования и тому подобная сотня отговорок.  Свет, конечно, помощь выслать может. Но тоже долго взвешивать будут – стоит ли подвергать опасности жизнь сотен златокрылых… быстро только сказка сказывается, да нехорошие дела творятся. Кому, как не стражу мрака, это знать…

0


Вы здесь » Тибидохс. Фальшивые зеркала » Игровой архив » Комната Медузии